Wiz Khalifa

Интервью Big Sean для «Complex».

Интервью Big Sean для «Complex».

Complex: Можно ли ожидать сюрпризов от тебя на альбоме «Hall Of Fame»?
Big Sean: Мои поклонники знают, что я — мечтатель. Мне нравится делать песни, слушая которые люди смогут поднять себе настроение, или которые не стыдно включить на вечеринке. Но помимо весёлых клубных треков я также делаю музыку, заставляющую слушателя задуматься, и способствующую его развитию. Мотивационную, что ли. На новом альбоме я хотел сделать акцент именно на этой тематике. Хотел вдохновить как можно большее количество людей.

Complex: Слушая твой сингл «Beware» сложно было не обратить внимание на то, что ты необычайно много пел. Много ли будет «поющего Шона» на новой пластинке?
Big Sean: Как правило, я достаточно много пою на своих микстейпах. Вообще, на большом количестве треков, которые не являются синглами. Я часто получаю свежие мелодичные инструменталы, на которых мне так и хочется запеть. На грядущем альбоме будет немало мелодичных напевок, особенно в припевах. «Beware» я изначально подавал на основе своих жизненных историй. Позже присоединилась Jhené Aiko. Я безумно уважаю её, как человека и как музыканта. Я не планировал дополнять песню куплетом Lil Wayne. Это вышло едва ли не случайно. Когда Виззи слушал мой альбом и дошёл до «Beware», он сказал: «Чёрт, я должен появиться на этой песне». И я сначала не собирался включать его в трек, но когда услышал его куплет, согласился, не задумываясь. И так записывалась добрая часть всего альбома. Большинство отличных гостевых куплетов я буквально впихивал в последний момент.

Complex: Ты упомянул, что написал «Beware», опираясь на то, что прошёл сам в жизни. Будет ли «Hall Of Fame» более личным альбомом?
Big Sean: Да, мне уже давно хотелось записать какой-то особенный, личный альбом, который как будто рассказывал бы некую историю. Но я также хотел, чтобы эта история была понятна и доступна в плане понимания для слушателей. В итоге так и получилось. Я думаю, каждый сможет за что-то зацепиться и что-то извлечь, слушая мою новую работу. Мне казалось, что на своём первом альбоме было слишком мало вклада именно как рассказчика с моей стороны. Наверное, так получилось, потому что я был ещё недостаточно зрелым исполнителем. Но сейчас я в силах это изменить. После записи уже упомянутого выше первого альбома, после микстейпа «Detroit» и участия на компиляции «Cruel Summer», я нашёл в себе какое-то вдохновение, и теперь я — состоявшийся артист.

Complex: На каком отрезке, по-твоему, случилось это самое творческое созревание? Когда ты стал свободно себя чувстовать, находясь в одной комнате с такими людьми, как JAY Z и Lil Wayne?
Big Sean: После дебютного альбома. Люди говорили мне, что он хорош. После него ко мне потянулись многие. Тот же Lil Wayne выразил желание сотрудничать со мной. Drake был одним из тех людей, которых я могу называть «homie». После каждой выпущенной песни я из раза в раз повторяю себе: «Ты ведь мог сделать лучше, Шон». Каждый раз спустя время нахожу определённые недочёты в своём творчестве. После выхода «Finally Famous» я переключился на работу над «Detroit» и «Cruel Summer». Моя уверенность в себе возросла в разы. Я даже не знаю, что этому поспособствовало. Когда записывался «Cruel Summer», люди калибра Канье Уэста говорили: «Ты только посмотри, Биг Шон сегодня в ударе. Он становится неотъемлемой частью каждой песни, на которой участвует». И так было на «Clique», так было на «Mercy», да на любом треке, в записи которого я принимал участие. Я осознавал, что я теперь подписан на G.O.O.D. Music и с этого момента принимаю участие в большой гонке под названием «хип-хоп».

Complex: Ты говорил о неприятных моментах, которые происходили в твоей жизни. Расскажешь ли ты о них на «Hall Of Fame»?
Big Sean: Бывало, что в моей жизни что-то происходило не так. Всё валилось, ничего не удавалось, я был подавлен и находился в состоянии депрессии. Любой человек, чувствующий себя подавленным и замкнутым, рано или поздно приходит к состоянию, похожему на пребывания в сковывающей движения коробке. Плюс ко всему, я прошёл через определённые трудности в отношениях с моей последней девушкой. Её мать была больна раком. Я старался помочь деньгами, даже написал песню «World Ablaze». В ней всплыли на поверхность большинство тех чувств и эмоций, которые так меня сковывали. Определённо, это мой любимый трек с нового альбома.

Complex: Ты решил публично заявить о ваших отношениях с Наей Ривера. Когда ты понял, что настало подходящее для этого время?
Big Sean: Мы не думали о том, правильное ли мы выбрали время для огласки наших отношений или нет, просто встречались. Впервые вместе мы появились на людях на премьере фильма «42». Но мы просто хотели сходить в кино и не думали, во что это может вылиться. Мы просто знали, что были счастливы.

Complex: Лично тебе любовь помогает в развитии своего творчества?
Big Sean: Определённо. Я чувствую, что с каждым днём, с каждым релизом я только прибавляю. И это замечательно, ведь я уже приступил к записи следующего альбома. Песни, которые я сделал после встречи с Наей, были отличными. Всё, что происходит с артистом, так или иначе влияет не только на него самого, но и на его музыку. Будь то хорошие или плохие ситуации, депрессия, любовь, расставание и так далее. Я прошёл через всё вышеперечисленное.

Complex: Расскажи о времени, когда ты пребывал в депрессивном состоянии.
Big Sean: Самое яркое проявление подавленности преследовало меня ещё до выхода моего первого альбома. Даже если, казалось бы, всё происходит отлично и меня должно всё устраивать, я был постоянно чем-либо недоволен. Будь у меня золотые или пластиновые записи, будь у меня миллион долларов, я всё равно остался бы чем-то расстроен. Как будто это не то, чего я хочу. И я даже не могу объяснить, почему всё так происходило. Перед тем, как записать сольную пластинку, я разочаровался в себе, уверенности не было абсолютно. Как бы смешно это не звучало, мама дала мне пару книг на прочтение, которые должны были меня успокоить, придать сил. Она — единственный человек, который способен поднять мне настроение в любой момент. Я старался не затрагивать эту тему на первом дебютном альбоме, но на «Hall Of Fame» она раскрыта вполне подробно. Знаешь, мне было даже приятно писать о тех темных для меня временах. Потому что они ушли, и это не может не радовать. Я вспоминаю прошлое как сон. Когда я поставил диск своему отцу и прочим членам семьи, они расплакались, ведь они понимали, что это время было тяжёлым не только для меня, но и для них, они прошли через всё это вместе со мной. Они поставили на кон многое ради достижения мною своей мечты, продолжали верить, несмотря ни на что. И посмотрите, где я нахожусь сейчас. Я покупаю особняки и дорогие автомобили. Невозможно без сильных эмоций осознавать, какой путь для этого пройден. 

Complex: Ты очень часто упоминаешь свою мать где бы то ни было. Тебе не кажется, что слушатели могут воспринять тебя за «маменькиного сынка»?
Big Sean: Да так всё, на самом деле, и есть. И мне не стыдно это признавать, ведь она всегда была рядом и помогала в самые трудные моменты. Она верила в меня. Когда мне было 12 лет, она сказала мне пойти на студию и попытаться записать песню. Она на пару с моими братом и дядей встала на мою защиту, когда я отказался идти в колледж и переехал в Мичиган. И мне плевать на то, что подумают посторонние люди, я действительно «маменькин сынок». Забота о ней для меня стоит выше чем что-либо.

Complex: За прошедшие полгода 2013-го вышло много замечательных альбомов — Канье, Wale, J. Cole, JAY Z. Какой лично тебе понравился больше всего?
Big Sean: Назову Канье Уэста, потому что его последняя пластинка — единственная за долгие годы, в процесс создания которой я не был вовлечён. Но я рад, что такие альбомы выходят. Это новшество, такого никто раньше не делал. В любом случае будут люди, которые не поймут этот релиз. Канье невероятно креативная личность.

Complex: Насколько значимый вклад на счету Уэста в создание «Hall Of Fame»?
Big Sean: Он вносил кое-какие коррективы и давал подсказки в нужный момент. Я старался прислушиваться максимально эффективно, но порой у нас возникали довольно серьёзные разногласия. Мне частенько приходилось напоминать Канье, что он не идеальный человек и во всём прав не может быть. Иногда хочется сделать что-то от сердца, понимаешь? Иизи был вовлёчен в создание пластинки почти с самого начала.

Complex: Всё же это было давно, но спросить, я думаю, стоит. Каково это, быть в списке «MTV» выше Канье Уэста?
Big Sean: Я считаю большой честью попадание в любой список. Если я не ошибаюсь, то там даже не слушатели распределяют места в списке, а 8 или 9 человек на «MTV». Но всё равно я был счастлив оказаться в нём. Даже если в каком-угодно списке я буду стоять выше Канье, не думаю, что люди будут воспринимать это всерьёз. Тут всё зависит от того, какие люди будут определять кого в список поставить, а кого — нет. Возможно это связано с тем, что в последнее время я выпускал в разы больше музыки.

Complex: Как ты считаешь, может ли «G.O.O.D. Music» считаться лучшим в игре?
Big Sean: Само собой, иначе я не присоединился бы к ним. Сейчас «G.O.O.D.» звучит сильнее, чем когда-либо. Думаю, компиляцией «Cruel Summer» мы доказали, что способны выдать крышесносящий совместный альбом. Мы лучшие, и с каждым днём только прибавляем.

Complex: Что ты думаешь о современном хип-хопе родом из Детройта, места, где ты вырос? Ты ведь являешься неотъемлемой частью восхождения D-Town. Сейчас даже люди вроде Danny Brown находятся на виду.
Big Sean: Пробирает гордость, если честно. Хочется максимально эфективно помочь развитию местного хип-хопа. Многие детройтские рэперы, заслуживающие внимания, сейчас пребывают в тени. Город сейчас далеко не в лучшем своём состоянии. Экономика расшатана до предела. На последнем моём большом выступлении присутствовал Дэнни, был Royce и люди из окружения Эминема. Мы лично проследили за тем, чтобы билеты были доступны каждому простому жителю Детройта. Это здорово, когда город воссоединяется.

Complex: Кстати, ты с Эминемом вместе работал в студии. Расскажи об этом.
Big Sean: Это было непередаваемо. Когда я впервые его встретил, не поверил, происходит ли это со мной на самом деле. В памяти всплыли воспоминания о временах, когда я впервые покупал его альбом. Тогда ещё мама спросила: «Шон, кто такой этот Эминем?». Сначала ты идолизируешь человека, а потом находишься с ним в одной студии.

Complex: В чём разница между сотрудничеством с Эминемом и Канье Уэстом, пребыванием с ними в одной студии?
Big Sean: Канье равняется на самые высокие стандарты. Также он никогда ни на кого не равняется, ни за кем не пытается угнаться. Он, можно сказать, уникален. Он может сказать кому угодно переписать куплет, но не мне. Он скажет это Джею, Рику Россу или Ники Минаж. Но ни в коем случае не мне. Я видел всех перечисленных людей, сидящих в студии и переписывающих свои куплеты. Не думаю, что когда-нибудь заставил бы любого другого исполнителя переписать свою часть трека. В этом и разница, Канье стоит уважать за его настойчивость.

Complex: И напоследок. Расскажи, стоит ли нам ждать «Cruel Winter» или уже можно разочаровываться в потраченном в ожидании времени?
Big Sean: Без понятия, честно. (смеется). Знаю только, что альбом «Hall Of Fame» уже можно купить и прослушать, а остальное меня сейчас не так уж и сильно волнует.

Нравится
Комментарии Вконтакте:

Оставить отзыв

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: